Дата публикации: 10.10.2018
Метки:

Просмотров: всего 130, сегодня: 1

От чего растет экономика? А как на это влияет климат? Нобелевская премия по экономике

2018-10-10-30.jpg

8 октября в Стокгольме объявили нобелевских лауреатов по экономике 2018 года. Ими стали американцы Пол Ромер и Уильям Нордхаус — их наградили за открытия в области макроэкономического анализа. «Медуза» попросила проректора Российской экономической школы Максима Буева рассказать, чем так важны работы этих исследователей.

Что такое экономический рост? Почему так важно, чтобы он был стабильным?

Экономический рост — это увеличение размера валового внутреннего продукта на душу населения. Грубо говоря, чем выше экономический рост, тем мы богаче.

Когда мы наблюдаем за экономическим ростом, это помогает нам понять, почему одни страны бедные, другие богатые и как ситуация может измениться со временем — в том числе через много лет. К примеру, сто лет назад Швеция и Аргентина по размеру ВВП на душу населения были примерно одинаковыми. В последующие сто лет Аргентина росла в среднем на 1% в год, а Швеция — на 2% в год. В итоге сейчас ВВП Швеции на душу населения в 2,5 раза выше, чем в Аргентине. Если темпы роста стабильно высокие в длительном промежутке времени, ваша страна будет богатой, как минимум в сравнении со странами, где рост нестабилен.

В чем заслуга Пола Ромера?

Здесь придется начать издалека. До середины XVIII века никакого экономического роста просто не было. Было два фактора производства — земля и труд. Земля — ресурс ограниченный, миллион крестьян на поле не загонишь. Сами крестьяне произведут лишь столько хлеба, сколько позволит урожай. А урожайность поля бесконечно расти не может. Иногда, конечно, случались какие-то неожиданные прорывы вроде изобретения печатного станка или очков с диоптриями, но они мало имели отношения к сельскому хозяйству и долгосрочного и стабильного роста не давали.

Потом началась промышленная революция. Экономики Западной Европы стали переходить на новые производственные процессы. Новым фактором производства стал капитал. Рост стал регулярным явлением.

Стало модно думать, что теперь гораздо сложнее достичь пределов «урожайности» участка земли. Ведь на нем можно разместить столько станков! А сколько рабочих за эти станки поставить! Стали считать, что темпы экономического роста зависят только от темпов роста населения и накопления капитала. Если вклад труда в конечный продукт 40%, а капитала — 60%, то примерно так же можно расписать и темп роста экономики по темпам роста факторов производства. Экономисты прикинули. И оказалось, что рост населения объясняет лишь 30% экономического роста, а инвестиции в капитал — 50%. А 20% объяснить ничем не получается. Заподозрили, что этот остаток связан с влиянием научно-технического прогресса (НТП), новых идей.

Модели экономического роста до 80-х годов XX века ясно показывали две важные вещи. Во-первых, что рост экономики за счет прироста населения и нормы сбережений (накопления капитала) рано или поздно заглохнет. Отдача от труда и капитала падает, так же как и урожайность поля. Во-вторых, что стабильный долгосрочный рост объясняется темпом роста НТП. Но при этом никто точно не знал, как именно этот НТП моделировать. Из этих моделей получалось, что рост ВВП на душу населения происходит из-за каких-то внешних сил — провидения.

В середине 1980-х Пол Ромер изменил ситуацию коренным образом. В своих статьях он предположил, что НТП не ведет себя так, как труд и капитал. Отдача от НТП не падает. А значит — чем больше идей в экономике, тем лучше. Всегда. А раз так, то важно понимать, от чего зависит НТП и как на него влиять. Из работ Ромера выросла целая теория так называемого эндогенного, т. е. внутреннего, роста. Рост ВВП на душу населения перестал быть даром провидения. НТП — вечный двигатель роста, который прямо подвластен людям. Например, он зависит от политики государства.

Без такой политики прорывные изобретения будут оставаться случайными явлениями — как печатный пресс в свое время. Эффект таких изобретений быстро сойдет на нет. Но для того, чтобы рост стал долгосрочным явлением, нужно вливать много денег в научные исследования, в университеты, НИИ, способствовать инновациям, создавать условия для накопления человеческого капитала в экономике. Нужно генерировать новые идеи и воплощать их в жизнь. Это вывод, который прямо следует из работ Ромера и его последователей. Так появилось популярное сегодня понятие «knowledge based economy» — экономика, основанная на знаниях.

А за что дали премию Нордхаусу? Как изменение климата влияет на экономический рост?

Экономический рост — изменение ВВП на душу населения — это лишь часть истории. ВВП — это количество товаров и услуг, произведенных за промежуток времени, например год. Но ВВП ничего не говорит про качество. Например, про число пикселей разрешения фотокамер или скорость, которую может развить автомобиль. Более того — не все счастье в пикселях. Есть масса других вещей, которые влияют на качество нашей жизни. Климат, состояние окружающей среды, качество продуктов и многое другое. В 1970-х годах экономисты задумались, что надо не столько говорить о росте богатства людей и стран, сколько о росте их благосостояния. Среди этих ученых был и Уильям Нордхаус. Нордхаус стал первым, кто построил количественную модель, в которой показал, как экономика влияет на климат, а изменение климата — на экономику. Если климат может прямо вести к замедлению экономического роста и падению уровня благосостояния людей, то в долгосрочной перспективе он оказывается не менее важным фактором развития, чем НТП.

Модель Нордхауса объединяет теорию и эмпирические результаты из ряда дисциплин — экономики, физики и химии. Сегодня она широко используется для симуляции результатов взаимной эволюции экономических систем и климата. С ее помощью можно изучать последствия политик, регулирующих воздействие человека на окружающую среду. Например, налогообложение парниковых газов и прочих выбросов в атмосферу. Из исследований Нордхауса прямо следует, что есть очень эффективное средство для снижения парникового эффекта и замедления процессов глобального потепления климата. Это — налоги на выбросы углекислого газа, которые все страны в мире должны платить в равной степени. Смысл таких налогов в повышении издержек вредных производств и изменении структуры экономики. Это может привести к замедлению экономического роста, но в то же время повысит благосостояние людей за счет улучшения качества окружающей среды.

Присуждение премии Ромеру и Нордхаусу в один год — неожиданность?

Нет. Фамилии обоих лауреатов назывались в прогнозах. Результаты их исследований не предоставляют однозначных ответов. Однако они помогают понять, как страны могут создать условия для долгосрочного и устойчивого экономического роста. С одной стороны, за счет НТП. С другой — за счет внимательного отношения к окружающей среде. Если в двух словах суммировать, за что присудили Нобелевскую премию по экономике в 2018 году, можно сказать так. Ромеру ее присудили за то, что он показал, почему НТП — более интересный фактор роста, чем труд, земля или капитал. А Нордхаусу — за то, что он указал на важность природы как еще одного фактора, который влияет как на экономический рост, так и на рост нашего благосостояния.